Малоярославец

     Наполеон вступил в Москву 2(14) сентября 1812 года. Положение французской армии быстро ухудшалось. Оторвавшись от своих тыловых баз, она стала существовать только за счет изъятия продуктов у местного населения. Повсюду бес­чинствовали фуражиры и мародеры.

     За время пребывания в Москве Великая армия была де­морализована голодом, мародерством, пожарами, охватившими город.  Месяц пребыва­ния в Москве дорого стоил Наполеону – французская армия потеряла около 30 тыс. человек. Армия начала голодать. Солдатам приходилось есть конину.

     Кроме этого, приближались холода, и император понял, что зимовать на московских пепелищах было бы безумием. Все попытки Наполеона заклю­чить мир с Россией не увенчались ус­пехом, и он, в надежде пополнить свои арсеналы и запасы продовольст­вия, решил покинуть Москву.

     Французский император пони­мал, что сразу отойти на запад нель­зя, так как в тыл ему тут же ударит ок­репшая русская армия. Возможен полный разгром. Поэтому он принял решение обойти стороной Тарутинский лагерь по Старой Ка­лужской дороге, а затем стремительно ата­ковать русскую армию, отбросить её, овладеть запасами провиан­та в Калуге и уничтожить оружейные заводы в Туле.

     После этого Наполе­он рассчитывал отойти к Смоленску, расположиться там на зимние квар­тиры, а весной следующего года про­должить войну. Пробыв в первопрестольной столице до 6(18) октября 1812 года, французы на следующий день её покинули. Наполеон всё ещё не терял надежды разгромить русских или хотя бы прорваться в богатые южные районы – вопрос об обеспечении армии продовольствием и фуражом был для него весьма острым.

     Надо отметить, что в начале ок­тября у села Тарутина произошло сражение между француз­ским авангардом и частями русской армии. Французы отсту­пили с большими потерями. Поэтому во французской армии было распространено мнение, что 7 октября Наполеон вывел армию из Москвы,  для того, чтобы «на­казать» русских.

     Французский император двинул свои войска на Калугу. Командир парти­занского отряда капитан Сеславин А.Н. на­ходился в это время у села Фоминское близ Ка­лужской дороги. Оставив свой отряд в лесу, он, скрываясь за деревьями, при­близился к дороге и услышал гул, обычно сопровождающий движение большого войска.

     Встревоженный Сеславин залез на дерево и увидел, что по дороге идут главные силы фран­цузской армии. Он заметил даже каре­ту Наполеона. Александр Никитич немедленно  отпра­вился в штабгенерала Дохтурова, командовавшего передовыми частя­ми русской армии, и сообщил об увиденном. Так партизаны раскрыли замысел Наполеона.

     Адъютант Дох­турова спешно доложил Кутузову о донесении партизан. Кутузов вос­кликнул: «С сей минуты Россия спа­сена!» – и немедленно поднял ар­мию по боевой тревоге. Русские дивизии быстрым маршем пошли наперерез французам к городу Ма­лоярославцу. Кутузов решил дать в Малоярославце бой Наполеону, не пустить его в южные российские гу­бернии и вынудить к отступлению по разорённым землям вдоль Смо­ленской дороги.

     Перед Наполеоном встал вопрос: давать ли генеральное сражение, чтобы прорваться на Калужскую до­рогу, или отступать по Смоленской, где его ожидали разграб­ленные села и озлобленное население. На этот раз непобе­димый Наполеон решил не искушать судьбу и дал приказ отступать на Смоленск.

     В своих воспоминаниях адъютант Наполео­на генерал Сегюр горестно написал: «Пом­ните ли вы это злосчастное поле битвы, на ко­тором остановилось завоевание мира, где двад­цать лет непрерывных побед рассыпались в прах…» Однако французская армия все еще была грозной силой. Она пополнилась и насчи­тывала около 100 тыс. человек. Перед Куту­зовым стояла нелегкая задача: уничтожить захватчиков, но так, чтобы как можно мень­ше пролить крови своих солдат.

     Сражение под Малоярославцем – кульминационный пункт борьбы за стратегическую инициативу – в истории Отечественной войны 1812 года занимает исключительно важное место.

     Город в то время был небольшим, с населением в сего 1500 жителей. Будучи предупреждёнными о продвижении Наполеона, жители Малоярославца разобрали мост через реку Лужу, взорвали плотину (под руководством жителя-героя С. В. Беляева), потоки воды от которой снесли наводимые французами понтоны, и покинули город. Однако Дельзон смог восстановить мост и, не ожидая прибытия русских, разместил в городе 2 батальона. Наполеон с основными силами ночевал в Борвске.

     Главные силы русской армии вечером 23 октября выступили из Тарутинского лагеря, чтобы перекрыть новую Калужскую дорогу. К Дохтурову были посланы казачьи полки, а на следующий день Кутузов направил на помощь Дохтурову 7-й пехотный корпус генерала Н.Н.Раевского.

     Утром 24 октября Дохтуров приблизился к городу и, зная о немногочисленности противника, отправил в 5 часов утра в атаку 33-й егерский полк полковника А. И. Бистрома 2-го. Егерям (примерно 1000 солдат) удалось выбить французов (500 - 600 солдат) на окраину города. С подходом к 11 часам утра основных сил 4-го корпуса Богарне и самого Наполеона французы вновь овладели Малояярославцем. Лично возглавивший одну из контратак французский дивизионный генерал Дельзон, командир 13-й дивизии, был убит. К полудню в Малоярославце сражались друг против друга 9 тысяч французов (13-я и 14-я дивизии) и 9 тысяч русских.

     К 2 часам дня французы ввели в бой 15-ю дивизию, а на помощь Дохтурову подоспел корпус Раевского. Постепенно с обеих сторон подходили новые силы (до 24 тысяч с каждой стороны), и сражение приняло ожесточённый характер. Город представлял ценность как плацдарм на правом берегу реки Лужи. Бой велся не за незначительный населённый пункт, но за обладание плацдармом, и, следовательно, возможность для французской армии продолжать движение.

     С подходом в 4 часа дня главных сил русских Кутузов занял сильную позицию в 1 - 3 км южнее Малоярославца на высотах вдоль пути к Калуге. Город 8 раз переходил из рук в руки и к концу дня остался у французов, артиллерийская перестрелка стихла в темноте к 10 часам вечера. Русские войска окружали город полукольцом, перекрывая из него все пути. Артиллерийские батареи были выдвинуты к городу вдоль дорог.

     Малоярославец сгорел почти полностью, на улицах города из-за пожаров погибло много раненых с обеих сторон.

     Француз Лабом так описывает город после боя: «Улицы можно было различить только по многочисленным трупам, которыми они были усеяны, на каждом шагу попадались оторванные руки и ноги, валялись раздавленные проезжавшими артиллерийскими орудиями головы. От домов остались лишь только дымящиеся развалины, под горящим пеплом которых виднелись наполовину развалившиеся скелеты».

     Потери с французской стороны составили 3500 человек согласно рапорту командира 4-го корпуса Евгения Богарне. Сегюр подтвердил эту цифру, сообщая о 4 тыс. потерь у итальянцев, из которых состоял 4-й корпус. Шамбре, обычно точный в цифрах, сообщил о потерях в 6 тыс. человек.

     Кутузов в рапорте указал число русских потерь в 3 тысячи человек, однако в сводной ведомости потерь 1-й армии указаны 6665 человек (1282 убитых, 3130 раненых, остальные пропали без вести). Многие из пропавших без вести сгорели в городе. Известно, что большие потери понесли ополченцы, которые, однако, не учитывались нигде. Потери с русской стороны составили не менее 7 тысяч человек. Количество пленных было незначительным с обеих сторон.

     В этом кровопролитном сражении ни та, ни другая стороны вновь не добились решитель­ной победы. Однако французы были остановлены, Наполеон понял, что ему не удастся опрокинуть позиции русской армии, и отдал приказ отступать на запад по Смоленской дороге.

     Дорога на юг была преграждена, но дорога на запад все еще была открытой. Оставался вопрос о маршруте - и Наполеон, после некоторого колебания, несмотря на советы Даву, предложившего идти кружным путем на Медынь, высказался в пользу кратчайшего направления - большого смоленского тракта, по которому он уже шел в августе на Москву.

     Сказалась отрицательная сторона «математического ума» Наполеона. Направление кратчайшее геометрически далеко не всегда является кратчайшим стратегически. Тот «отрезок прямой», по которому Наполеон направлял свою армию, пролегал по совершенно опустошенной, разоренной, обезлюдевшей местности, где довольствовать армию было уже невозможно. Этим император сам обрекал на гибель свое сильно поредевшее войско...