Еще одна версия гибели Ю.Гагарина

     На пресс-конференции в Москве летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза Владимир Аксенов считает что в гибели первого космонавта Земли Юрия Гагарина и летчика Владимира Серегина в марте 1968 года виноваты руководители, которые разрешили выполнить тренировочный полет на истребителе МиГ-15УТИ в сложных погодных условиях.

     В этом случае - коллективная вина организаторов, тех руководителей, которые утверждали полеты в тот день и не проконтролировали, что очень сложная метеорологическая обстановка. И вылетать в обычный тренировочный полет в этой ситуации не было никакой необходимости.

     Аксенов отметил, что 27 марта 1968 года в районе осуществления тренировочного полета «нижний край облаков был на высоте 600 метров, а верхний край почти сплошной облачности - на высоте четырех километров». По его словам, Гагарин и Серегин должны были выполнить фигуры высшего пилотажа. Они могли залететь в этот большой и сплошной слой облачности, который можно проходить только при устойчивой работе приборов, определяющих положение самолета. Без приборов в облачность залетать нельзя. Там летчик беспомощен, - сказал космонавт.

     Он подчеркнул, что при прохождении облачности может возникнуть ситуация, которая «дает летчику иллюзионное представление о положении самолета». «И самолет затягивается в спираль или штопор. После прохождения облачности летчик может по видимому горизонту вывести его из этого положения. Но у них высота была всего 600 метров. Им просто не хватило высоты».

     Космонавт высказал мнение, что вины Юрия Гагарина в этом «совершенно нет». «Он был обучаемым. У него контролирующим и оценивающим был командир полка Серегин», - сказал космонавт. Кроме того, были сопутствующие факторы, которые могли привести к катастрофе.

     «Они полетели на самолете, который относился к первому поколению наших самолетов-истребителей. Все эти самолеты сразу после трагедии были заменены на более современные реактивные самолеты Л-29», - пояснил Аксенов.

     «Им не нужно было летать в этот день. Но не они принимали решение. Здесь можно говорить о какой-то частичной вине Серегина. Он мог, как командир, отказаться от полета, но есть полетная программа, и они решили ее выполнять», - отметил космонавт